Глава 3 «СОПЕРНИЧЕСТВО КЛИНКОВ»

Кажется, это произойдет сегодня, Шэба, — прошептала Леди Кантемира, лежа в широкой кровати и корчась от вспышек боли, охватывающей все ее тело.

— Я знаю, моя дорогая. Могу сказать даже, что это произойдет в этот час, — склонившись к ней, ответила добрая старая женщина по имени Шэба, нянюшка, воспитавшая Старейшину Лемуандра.

— Слишком рано… Я не хочу, чтобы ребенок родился сейчас, когда Вульфрид пытается убить моего супруга…

— Он не одолеет твоего мужа, моя дорогая. Лемуандр – сильнейший волшебник, — произнесла старушка Шэба успокаивающим тоном.

В то время, пока Леди Кантемира металась в предродовых муках, за стенами замка происходило яростное сражение. Вульфрид де Вильон, заполучивший поддержку чернокнижника, пытался захватить власть в Маголте. При помощи жестокого черного искусства Вульфрид прорвался сквозь отряды защитников-рейнджеров и проник во двор замка, разгромив крепостную стену. Отряды его воинов сошлись в кровавой битве с защитниками крепости.

Тем временем в комнату Леди Кантемиры вихрем внеслась молодая прислужница с перекошенным от страха лицом.

— Леди Кантемира! – срывающимся голосом произнесла она. – Старейшина Лемуандр приказал, чтобы вы спустились в подвальное помещение. Там вам будет безопаснее!

— Нет, я никуда не пойду, — воспротивилась Леди Кантемира. – Мой ребенок готов появиться на свет с минуты на минуту!

— Кантемира, там ты и твой ребенок будете в большей безопасности, нежели здесь, — согласилась Шэба. — Если Вульфрид прорвется в замок, он погубит всех нас!

— Но он уже почти проник в замок! – тревожно сообщила служанка Ферелия. – Я видела, как Старейшина Лемуандр готовится лично сразиться с ним, если дело зайдет слишком далеко!

— Всё и так зашло слишком далеко! – воскликнула Шэба. – Давай, моя милая Кантемира, поднимайся. Я помогу тебе.

— Нет… Мой ребенок.… О, Сфера милосердная! Мой ребенок!

— Ничего с ребенком не случится. Соберись с силами и обопрись на меня. Ферелия, чего ты стоишь без дела?! Помоги же мне!

И с невероятными усилиями старушка Шэба и молодая прислужница дотащили на плечах Леди Кантемиру, с трудом волочившую за собой ноги, в небольшую комнату, в которой не было даже кровати – лишь голые стены. Леди Кантемире пришлось лечь на холодный каменный пол, она чувствовала, что будущий властелин Маголта вот-вот явится на свет.

В эту минуту Старейшина Лемуандр выскочил в Пиршественную залу, где неистовствовал настоящий вихрь, рождающийся из рук Вульфрида де Вильона – родного брата и злейшего врага; Лемуандру предстояло сразиться с ним один на один и одержать победу над злом.

Увидев Старейшину, Вульфрид остановил бушующий ураган, и воззрился на брата глазами, полными презрения.

— Давно мы с тобой не виделись, братец, — растягивая слова, произнес Вульфрид, приближаясь к нему медленным шагом и с гордой осанкой. – Наследник Маголта.

— Я – Старейшина Маголта.

— Произошла большая ошибка. Наш отец принял неверное решение. Старейшиной должен был стать я. Я! Вульфрид де Вильон!!!

— Наш отец поступил так, как считал надобным, — резко произнес Лемуандр.

— Потому что ты был правильным, послушным сынком. И что с того? Наш отец поступил незаконно. Властелином во все времена становился старший сын!

— Ты не уважал нашего отца при жизни, и даже не уважаешь его после смерти! Прекрати эти распри! Как ты жалок!

— Я всего лишь хочу вернуть то, что принадлежит мне по праву!

— Здесь тебе ничего не принадлежит, ты изгнанник, — спокойно произнес Старейшина.

— Я убью тебя! – вдруг свирепо воскликнул Вульфрид и резко поднял руки перед грудью, пытаясь материализовать энергетический шар.

Шар дымился на его ладонях, вращаясь с невообразимой скоростью. Потом Вульфрид с перекосившимся от злобы лицом метнул смертоносный сгусток в брата. Однако Лемуандр был быстр и, мгновенно оценив ситуацию, увернулся от шара.

— Остановись, Вульфрид! Ты не понимаешь, что творишь, глупец!

— Я желаю устроить тебе свидание со смертью! Немедленно! – дико прокричал Вульфрид и послал еще один, на этот раз более опасный, энергетический шар.

На этот раз Лемуандр был не так ловок: шар ранил ему руку, заставив вскрикнуть от горячей боли. Затем Старейшина взмахнул пальцами, тихо проговорил заклинание и вызвал мощный порыв ветра, который не позволил Вульфриду двигаться вперед.

Однако черная магия стремительно сломила эту преграду. Вульфрид извлек свой меч и лихо разрезал им воздух; резкий свистящий звук полоснул Старейшину по сердцу.

— Где же твой волшебный меч, который Старейшины передают из поколения в поколение как самый драгоценный дар? – с усмешкой спросил Вульфрид, сверкая черными глазами.

— Мой драгоценный меч всегда со мной! – не спуская с брата решительного взгляда, произнес Лемуандр.

Затем он с гордостью распахнул свою широкую мантию и извлек из ее складок магический меч – самое могущественное оружие. Острая сталь воинственно блеснула при свете факелов, размещенных вдоль каменных стен.

— Я готов сразиться с тобой, Вульфрид, — уверенно произнес Старейшина, крепко сжимая рукоять меча.

— Очень рад этому обстоятельству, жалкое отродье, — процедил Вульфрид сквозь зубы.

Битва началась. Это было сражение не на жизнь, а на смерть: кто-то из них должен погибнуть, несмотря на то, что силы равны.

Зал мгновенно превратился в арену битвы, и клацанье металла о металл разнеслось высоко под его сводами. Братья сходились снова и снова. Не переставая, лязгали мечи, клинки поднимались и опускались, взлетали вверх и стремительно падали вниз, а противники кружили по всему залу.

Старейшина сделал резкий выпад вперед, но Вульфрид успел вовремя отразить удар.

— Ты неплохо сражаешься, — заметил Лемуандр, продолжая работать своим волшебным мечом.

— Вспомни, что ты сам помогал мне овладевать тонким искусством боя, когда мы были еще юнцами, — ответил Вульфрид, растягивая губы в злобной усмешке.

— Я помню. Однако в своем изгнании ты был лишен возможности усовершенствовать свои навыки.

Мечи со звонким свистом вновь скрестились, точно так же, как и пылающие воинственным огнем взгляды противников.

— Я спешу заверить тебя, что получил достаточно боевых навыков за все эти годы, что я провел в Черном лесу. Моим учителем было одиночество, которое оттачивало мою волю. Все эти годы изгнания я проводил, день ото дня отрабатывая новые приемы нападения и защиты. Как видишь, я эффективно их применяю. Я слишком долго ждал того момента, когда смогу сойтись с тобой в смертельной схватке!

— Да, я заметил некоторую странность в твоих движениях, Вульфрид.

— День и ночь я упражнялся, чтобы при встрече с тобой убить тебя! Убить и править миром!

— Я не допущу, чтобы ты взял власть в свои нечистые руки! – воскликнул Лемуандр, и их мечи снова сошлись с ужасным скрежетом.

— Я стану Старейшиной Маголта уже сегодня. Кому как не мне, законному наследнику, будет вверена эта роль после твоей скорой кончины? – Вульфрид нанес очередной удар. — Ты проиграешь эту битву, Лемуандр! Я вижу, что ты уже устаешь.

— Этот меч непобедим, — отозвался тот с мрачной решимостью, взмахнув своим мечом, словно серпом. — Меч дарует своему владельцу силу, великую силу. И ты ошибаешься, я нисколько не устал.

— Как бы то ни было, твое время миновало. С тобой надо покончить раз и навсегда, — сказал Вульфрид и, сжав обеими руками меч, неистово атаковал Старейшину.

Лемуандр не успел увернуться, и клинок обезумевшего брата оцарапал ему руку выше локтя.

— Это всего лишь царапина, — усмехнулся Старейшина.

Но вдруг Лемуандр почувствовал невероятный холод, который охватил все его тело. Рука, сжимавшая рукоять меча, задрожала, а через несколько мгновений оружие выпало из его ослабевших пальцев. Вульфрид наблюдал за происходящим со злой усмешкой на губах.

Не понимая, что происходит, Старейшина Лемуандр рухнул на пол, тяжело дыша. Затем он поднял взгляд на своего врага и прошептал сквозь стиснутые зубы:

— Неужели ты опустился до того, что смазал ядом свой меч?

— Да, ты совершенно прав. Я смазал острие меча одним из сильнейших ядов, поэтому скоро ты будешь корчиться в аду. Понимаю, что поступил не совсем честно, — проговорил Вульфрид, растягивая слова, — но мне хотелось быть уверенным, что ты умрешь. От этого яда нет противоядия. Прискорбно, не правда ли, дорогой брат?

Тут Лемуандр поднял здоровую руку и потянулся за своим мечом, который лежал на полу недалеко от него, но в одно мгновение Вульфрид оказался рядом и наступил ногой на протянутую руку брата, заставив его вскрикнуть от боли. После чего Черный маг поднял меч властелина Маголта и с интересом повертел его в руке.

— Теперь этот меч будет принадлежать мне, — довольно улыбаясь, провозгласил Вульфрид и спрятал блестящий клинок в ножны.

— Ты слишком рано радуешься, Вульфрид, — с трудом проговорил Лемуандр, чувствуя, что яд неумолимо быстро проникает в его кровь, забирая жизнь. – Этот меч создан для благородных рук. Только чистый сердцем и благородный душой человек сумеет справиться с ним, а ты не в силах будешь даже вытащить его из ножен.

— Ерунда! – воскликнул Вульфрид и схватился за резную рукоять меча, пытаясь вытянуть его.

Однако ему это не удавалось. Меч нисколько не сдвинулся, отчего Вульфрид просто рассвирепел. Он подошел к Лемуандру и с отвращением ударил его ногой под ребра.

— Прощай. Теперь Маголтом будет управлять настоящий монарх.

— Маголту не нужен монарх-самодержец. Маголт нуждается в благородном Старейшине, который не будет навязывать свою власть народу.

— Нет! – воскликнул Вульфрид. – Народ будет обращаться ко мне «ваше величество». А о тебе они даже вспоминать не будут!

— Дитя мое, прости меня…- слабо прошептал Лемуандр, несчастный оттого, что ему не суждено увидеть сына.

Грудь его тяжело поднималась, дыхание становилось затруднительным, губы побледнели, глаза потухли. Он уже почти ничего не видел и не чувствовал, жизненный дух покидал его тело.

Через минуту глаза Старейшины закрылись навечно, сердце замерло, и в следующий момент Вульфрид понял, что его брат мертв.

— Да здравствует новый правитель! – закричал он в сводчатый потолок.

— Не двигайтесь с места! – вдруг услышал Вульфрид решительное требование и резко обернулся.

Его взору предстал молодой разгоряченный воин со сбитым набок шлемом и угрожающе направленным мечом.

— Вы… вы убили Старейшину! – в отчаянии проговорил юноша, переводя взгляд то на Вульфрида, то на мертвого Лемуандра.

— Ты ошибаешься, малец. Этот человек не Старейшина тебе. Настоящий повелитель жив, и он стоит перед тобой и ждет, когда ты упадешь на колени, приветствуя его.

Глаза воина забегали в растерянности. Наконец, он принял решение и, грозно сжимая в руке свой меч, прокричал:

— Никогда я не упаду перед вами на колени, никогда я не подчинюсь вам! Вы убили нашего Старейшину, и вы можете попытаться убить и меня, однако я буду сражаться до последнего вздоха!!!

— Юнец, ты принял неверное решение, за это ты поплатишься своей жалкой жизнью!

С этими словами Вульфрид швырнул в него энергетический шар, который за считанные секунды вырвал жизнь из молодого воина, угодив ему в самое сердце.

— Зря ты встал на моем пути, юнец, — холодно бросил Вульфрид.

Потом он склонился к Лемуандру, сорвал с его шеи Ожерелье Магической Благодати и, надев украшение на себя, зашагал по длинному коридору.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>